Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии




На правах рукописи


Щитцова Татьяна Валерьевна


РОЖДЕНИЕ И ОТНОШЕНИЕ Меж ПОКОЛЕНИЯМИ

КАК ПРЕДМЕТ АНАЛИЗА В ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНО-ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ


Специальность 09.00.03 – история философии


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени
доктора философских наук


Москва

2007


Работа выполнена в Центре феноменологической философии философского факультета Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии Русского муниципального гуманитарного института


Научный консультант: доктор философских наук, доктор

Молчанов Виктор Игоревич


^ Официальные оппоненты: доктор философских наук,

Вдовина Ирена Сергеевна


доктор философских наук, доктор

Сокулер Зинаида Александровна


доктор философских наук, доктор

^ Черняков Алексей Григорьевич


Ведущая организация: Муниципальный институт –

Высшая Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии Школа экономики


Защита состоится «17» октября 2007 года в_____часов на заседании диссертационного совета Д.212.198.05 по философским наукам при Русском муниципальном гуманитарном институте по адресу: 125267, ГСП-3, г. Москва, Миусская пл., д. 6, ауд Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии. ____.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Русского муниципального гуманитарного института.


Автореферат разослан «____» _____________ 2007 г.


Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат философских наук С.А. Коначева

^ ОБЩАЯ Черта РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Феномены рождения и дела меж Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии поколениями становятся предметом анализа в экзистенциально-феноменологической философии в рамках 2-ух ее базовых заморочек – историчности и интерсубъективности (бытия-друг-с-другом). С начала собственного вызревания в учениях Дильтея и Киркегора экзистенциально-феноменологическая традиция определялась Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии периодической дискредитацией концепта «безмирного субъекта», разворачивавшейся на почве анализа исторической жизни и людской экзистенции. Регулятивный для нашего времени тезис о «воплощении трансцендентального субъекта», определяющий смысл главных трансформаций современного философского познания, в рамках экзистенциально Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии-феноменологических учений находил свое конкретное воплощение в следовании тому принципу, что феномены «бытия-в-мире» и сосуществования должны быть проанализированы исходя из убеждений собственной фундированности в таких свойствах conditio humana Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии, как рождение, погибель и возрастное различие (различие поколений).

Воззвание к экзистенциально-феноменологическим трактовкам рождения и дела меж поколениями не является, таким макаром, обычный детализацией, призванной дополнить историко-философское освоение соответственных учений еще Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии одним «частным» вопросом. Постепенное выдвижение этих феноменов на 1-ый план в исследовании конститутивных принципов социально-исторической жизни должно рассматриваться, сначала, как один из определенных шагов, нацеленных на осмысление людского опыта на той стороне Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии разделения трансцендентального и эмпирического субъектов. Не считая того, анализ эволюции понятия рождения в экзистенциально-феноменологической философии открывает уникальную возможность переосмыслить и преодолеть то «положение дел» в европейской философии и культуре Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии, которое Ницше зафиксировал в метком «несвоевременном» диагнозе «Человечество еще крепко посиживает на memento mori…»1, а Х. Арендт – в лаконичной констатации того, что «смертность (Sterblichkeit) издавна, а в Западной Европе, само мало, начиная с Платона Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии, была фактом, от которого возгоралось метафизическое философское мышление»2.

Вправду, в христианском миропонимании так же, как и в платоновской метафизике, связь человека с абсолютом поверялась отношением к своей погибели, корректность которого подразумевала трансцендирование Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии всего мирского и конкретно таким макаром удостоверяла причастность человека порядку вечности. Метафизический нрав конечного людского существования основывался, таким макаром, в опыте конструктивной индивидуации, позволявшей утвердить суверенность (автономность) субъекта на суверенности погибели Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии, либо, как произнесет позднее Хайдеггер, – «безотносительности» такой. В философии 20 века конкретно Хайдеггер снова зафиксировал концептуальную связь субъекта и погибели, составляющую ядро метафизических построений традиционной традиции, начиная с сократовско-платоновского определения философии как Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии «умения умирать». Подобно платоновскому «диалогу души с самой собой» либо диалогу с Богом в христианской молитве бытие хайдеггеровского Dasein подразумевало онтологический ценность само-изолированности, позволяющей субъекту «отъединиться» от других ради установления правды Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии собственного бытия.

Данное исследование ориентируется, таким макаром, на возможность (1) опровержения ведущего метафизического значения погибели в формировании персональной людской жизни и жизни культуры в целом и (2) установления ведущего значения понятия рождения для философии межличностного общества Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии. Следует выделить, что верность направленному на определенную тематику и методическому приоритету вопроса о погибели свойственна не только лишь для (про)хайдеггеровской экзистенциальной философии, да и для многих современных социально-этических концепций Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии, тематизирующих погибель как предел, задающий меру этического дела к другому и осмысляющих социально-этические дела с позиции прямой опасности жизни. Идет речь, таким макаром, об особенной форме умственных построений, имеющей своим источником Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии «пограничный» факт погибели, вокруг которого и отталкиваясь от которого складывается соответственное концептуальное поле: будь то метафизика Dasein (метафизика конечности) либо постклассическая этика. Ставя вопрос о сравнимой роли рождения в философских концепциях, мы исходим Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии из того, что прояснение животрепещущей телеологии исторического воплощения межличностного общества нереально без экспликации «метафизического» значения рождения и дела меж поколениями. В этом плане исследование заявленной темы будет способствовать разработке Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии концептуальных оснований и принципов для анализа животрепещущих социально-антропологических заморочек, связанных, с одной стороны, с кризисом семьи и брака в современном мире, с другой – с развитием биомедицинских технологий, нацеленных на полное контролирование Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии репродуктивности.

^ Состояние изученности вопроса. В современной литературе найдется совершенно малость исследовательских работ, которые бы проясняли и разрабатывали проблемную констелляцию, связанную с соотносительной тематизацией рождения и дела меж поколениями в экзистенциально-феноменологической философии. Сначала, идет речь Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии о периодических реконструкциях и интерпретациях учений Гуссерля (Ландгребе, Димер, Вальденфельс, Хельд) и Левинаса (Кревани, Штрассер), уделяющих отдельное внимание «генеративному вопросу». Особенного упоминания заслуживает исследование южноамериканского философа Э. Стейнбока3, предложившего необычную интерпретацию позднего Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии гуссерлевского наследства, благодаря которой дальние от целостной классификации эскизы, касающиеся «генеративного» обоснования историчности, обрели концептуальное единство, получившее заглавие генеративной феноменологии. Необходимо выделить, что этот проект расползается с позицией самого Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии Гуссерля в том принципном отношении, что, будучи определен как трансцендентальный, не является при всем этом феноменологией (эгологической) субъективности.

Что касается рецепции философии Левинаса, то тут обусловились два главных направления разработки генеративной проблематики: (1) экзистенциально-этическое Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии, разъясняющее интерсубъективную структуру и первичное этическое значение генеративных феноменов (отцовства, материнства, плодовитости и эроса) (С. Гюртлер, К. Хюзинг) и (2) гендерное, разворачивающее критику философии Левинаса с позиции гендерного децентрирования субъекта (Л. Иригарэ, С. Штолер Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии и др.). Раздельно стоит указать в этой связи на переосмысление левинасовского понятия субституции (характеризующего сущность материнства) в феноменологическом анализе связи поколений у Б. Вальденфельса, выявляющего «праэтический» нрав генеративного опыта, понимаемого как Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии опыт «оригинального замещения» (originaere Stellvertretung) 4.

Отталкиваясь от философии Гуссерля, оригинальное развитие генеративной проблематики предлагают узнаваемый германский феноменолог К. Хельд и юная исследовательница Х. Шуес. В первом случае идет речь об анализе генеративного Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии опыта времени и прояснении конститутивного значения различия поколений для формирования первичного этоса семьи и опосредованно – этоса демократии, либо генеративном фундировании «феноменологии политического мира»; во 2-м – об толковании рождения как основания интенциональной жизни Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии сознания. Оба создателя подчеркивают при всем этом альтернативность собственных исследовательских устремлений направленному на определенную тематику и методологическому приоритету парадокса погибели в базовой онтологии Хайдеггера, следуя тем Х. Арендт, которая была Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии первым соц философом современности, кто эксплицитно противопоставил мортальности натальность как «образующий категорию факт», который имеет решающее значение для осознания социально-политической жизни5. Хотя этот программный тезис не отыскал, как понятно, подабающего развития в Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии работах самой Арендт, его актуальность для современной мысли явна.

Парадокс рождения, поточнее говоря – рождение как парадокс (вместе с равноисходной постановкой вопроса о погибели как парадоксе), является, кроме всего произнесенного, одной из Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии центральных заморочек в современных исследовательских работах, посвященных феноменологии Гуссерля, в каких ставится вопрос о границах феноменализации как такой. Идет речь при всем этом о способности анализа того, что «дано в модусе неданности» и в этом Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии смысле заслуживает наименования «пограничного феномена» (Э. Стейнбок) ), что относится, а именно, к рождению и погибели в рамках генетической феноменологии Гуссерля. Более показательным тут (кроме уже упомянутой работы Стейнбока) является особый выпуск Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии ведущего французского феноменологического журнальчика Alter6, полностью посвященный обозначенной проблематике. Посреди главных вопросов, обсуждаемых в статьях этого номера, следует особо выделить вопрос о связи трансцендентального и эмпирического (мунданного) рождений. Полагая, что эти два парадокса Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии «рождения» не следует мыслить в определениях разрыва либо искусственно делить в рамках идеализирующей абстракции, Н. Депра (редактор и создатель одной из статей обозначенного номера) трактует трансцендентальное рождение («рождение к самому Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии себе») как воз-рождение, возобновляющийся нрав которого обоснован как раз нередуцируемой связью с самой мунданностью. Если перевести этот вопрос на хайдеггеровский язык «опыта экзистенции», то мы окажемся в самом центре интересующей Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии нас «натально-генеративной» трудности, так как в базовой онтологии «трансцендентальное рождение» мыслится как историчное по собственной сущности, как воз-обновление (Wieder-holung), фундированное равноисходно в «рожденности» (и означает – генеративной релятивности) и в «забегании в Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии смерть».

С феноменом «возобновления», составляющим смысл подлинной историчности бытия Dasein, связано, по воззрению Ландгребе, одно из главных достижений хайдеггеровской аналитики, а конкретно – обоснование фактичности истории в фактичности отдельной самости. Другой узнаваемый Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии интерпретатор Хайдеггера, южноамериканский философ У. Броган, рассматривает этот кульминационный момент экзистенциальной аналитики как более многообещающий для осознания и предстоящего развития вопроса о связи экзистенциальности и фактичности в бытии Dasein. Оба создателя стремятся Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии при всем этом очень эксплицировать эвристический потенциал экзистенциальной аналитики Dasein для прояснения конститутивных принципов «подлинного» бытия-друг-с-другом – при этом как в диахроническом, так и в синхроническом качествах. Подобные усилия, другие обширно Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии всераспространенной однобокой критике хайдеггеровской трактовки «со-бытия», решают французский философов Ж.Л.Нанси и русский исследователь Е.В. Борисов. В целом, следует признать, что бессчетная литература, посвященная критичному анализу хайдеггеровской тематизации феноменов Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии со-бытия и бытия-друг-с-другом, выявляя сущностную связь трансцендентально-эгологического профиля базовой онтологии и спецефическим образом истолкованной погибели, делает естественным, что положительная разработка экзистенциальной аналитики бытия-друг-с-другом должна Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии полагать переосмысление ведущей метафизической роли погибели (а совместно с тем – и хайдеггеровской онтологической дифференции). Направляющий вопрос принадлежит в этой связи М. Тёнисену, создателю традиционного труда Другой. Штудии по социальной онтологии Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии современности7: как можно непосредственно помыслить совместно «уединение» (Vereinzelung) и подлинную социализацию (Vergemeinschaftung)? Попытка ответить на этот вопрос подразумевает формирование нового экзистенциального понятия рождения, ибо идет речь о том, что фактичность отдельной самости Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии должна получить положительное обоснование в фактичности со-бытия.

В заключение нужно указать также на работы ведущих русских исследователей в области экзистенциально-феноменологической философии (В.В. Бибихина, Р.М. Габитовой, П.П. Гайденко, В Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии.И. Молчанова, Н.В. Мотрошиловой, Э.Ю. Соловьева, А.Г. Чернякова и др.), посвященные периодическому анализу начальных концептуальных оснований тематизации феноменов рождения и дела меж поколениями в обозначенной традиции. Идет речь, сначала Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии, об анализе таких центральных заморочек феноменологических учений Гуссерля и Хайдеггера, как конституирование самости, историчность и бытийная связь с другим (интерсубъективность).

^ Цели и задачки исследования. Основной целью исследования является е С обоснованием нового статуса Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии понятия рождения мы связываем возможность возобновления традиционного вопроса об опыте бесконечности, доступном человеку как конечному существу.

Достижение поставленной цели подразумевает выполнение 3-х главных задач.

Во-1-х, нужно показать, что «смерть» не может Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии быть ведущим понятием, когда идет речь об животрепещущем конституировании определенного бытия-друг-с-другом. В этой связи необходимо изучить поначалу вопрос о конститутивном значении парадокса «забегания в смерть» для подлинного бытия Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии-друг-с-другом в экзистенциальной аналитике Хайдеггера. В реализации этой задачки мы лицезреем более содержательное продумывание хайдеггеровского тезиса о сущностной связи экзистенциальности и фактичности в бытии Dasein. Потом следует показать, что бытие Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии-друг-с-другом с необходимостью подразумевает другой принцип индивидуации, кроме «забегания в смерть». Определение такового принципа должно стать основным шагом в опровержении ведущего метафизического значения погибели для конечного людского бытия.

Во-2-х Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии, нужно проследить историю тематизации рождения в экзистенциально-феноменологической философии. С периодической точки зрения связь меж первым и вторым шагами (главами) диссертационной работы заключается в том, что выявленный «позитивный» принцип индивидуации должен быть интерпретирован Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии в определениях рождения. Основной историко-философской задачей 2-ой главы диссертации является в этой связи реконструкция концептуализации рождения в учениях Киркегора, Хайдеггера и Бахтина. Выбор этих фигур обоснован нашим центральным энтузиазмом к экзистенциальной Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии аналитике бытия-друг-с-другом, в отношении которой каждым из обозначенных мыслителей был предложен свой уникальный подход. Нужно не просто произвести имманентный анализ соответственных учений, но, основываясь на определенной преемственности меж Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии ними, выявить подобающую эволюцию понятия рождения. При этом мы желаем показать, что, если осознавать эту эволюцию как трансформацию концептуального поля понятия рождения в направлении установления его ведущего значения для философии межличностного общества, то последовательность Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии нареченных фигур на этом пути не будет совпадать с их «объективной» исторической последовательностью и должна быть определена последующим образом: Хайдеггер, Киркегор, Бахтин.

В-3-х, установление ведущего значения понятия рождения для философии Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии межличностного общества должно быть фундировано, в свою очередь, в феноменологическом анализе интерсубъективной связи взрослого («родителя») и малыша. Финишная часть исследования посвящена соответственно анализу генеративного дела (дела меж поколениями) как определенного интерсубъективного опыта, имеющего Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии парадигматическое значение для исторического воплощения (обновления) общества. Сначала нашего анализа мы обратимся к тем феноменологическим учениям, в каких связь поколений тематизируется только в диахроническом нюансе в качестве фундамента историчности людской жизни. Имеются Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии в виду экзистенциальная аналитика Хайдеггера и трансцендентальная концепция истории Гуссерля. Находящееся в их прояснение конститутивного значения генеративной диахронии для парадокса историчности послужит нам основанием при анализе синхронического опыта генеративного дела как опыта Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии живой межличностной связи родитель – ребенок. Необходимо будет прояснить значение возрастного различия в животрепещущем осуществлении первичного генеративного общества, каковым является общество «взрослый – ребенок». Другими словами, диахрония, связанная с фактичной принадлежностью различным поколениям Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии, должна быть рассмотрена тут в ее имманентном значении, т.е. как нередуцируемый «внутренний» принцип животрепещущего генеративного общества, обусловливающий его необыкновенную асимметрию и его историческое обновление.

^ Способ исследования. Диссертация строится на Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии сочетании способов историко-философской реконструкции, имманентного и сравнительного анализов рассматриваемых учений, герменевтического чтения соответственных текстов и их периодического исследования, нацеленного на экспликацию экзистенциального понятия рождения.

^ Точкой отсчета выступает для нас хайдеггеровская базовая онтология Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии. Но диссертационная работа не следует тому направлению в развитии экзистенциально-антропологической проблематики, которое было намечено самим Хайдеггером8. Основной «предмет» нашего энтузиазма составляет не «всегда моё» Dasein, а фактичное бытие-друг-с-другом. Это Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии обусловливает главную методологическую трудность данного исследования: переосмысление хайдеггеровского учения должно осуществляться не в горизонте вопроса о смысле «бытия вообще», а в горизонте вопроса о конститутивных принципах «подлинного бытия-друг-с-другом Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии» (в нашей интерпретации – бытия межличностного общества). Другими словами, диссертационная работа следует принципу переориентации истолкования в направлении вопроса о бытии межличностного общества. Произнесенное значит, что интерпретация соответственных понятий и тезисов хайдеггеровской экзистенциальной аналитики Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии с самого начала будет осуществляться с учетом означенной смены онтологической системы координат, предполагая тем, что уже на уровне так именуемого имманентного анализа будет подспудно разворачиваться проблематизация онтологии «изолированного Dasein» исходя из убеждений и Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии в интересах онтологии бытия-друг-с-другом. Смысл таковой проблематизации не в том, чтоб предпочесть одну систему другой, а в том, чтоб приблизиться к вопросу о месте описанного Хайдеггером опыта экзистенции Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии в фактичном бытии-друг-с-другом.

Экзистенциальный анализ фактичного бытия-друг-с-другом исключает возможность занятия наружной точки зрения по отношению к этой «совместности». Схожее абстрагирование, реализующееся в позиции незаинтересованного наблюдающего Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии (либо – «точке зрения вечности»), позволяло бы гласить о обществе в определениях тотальности, уходя, таким макаром, от вопроса о том, как конституируется «совместность» в животрепещущем бытии-друг-с-другом «сингулярных сущих». Разворачивание обозначенного Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии вопроса может быть только с позиции «моего» реального роли в межличностном обществе, историческое воплощение которого (называемое нами прямо за Бахтиным событием) является «делом» определенного отношения «меня» и «другого» и поэтому не может быть описано Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии при абстрагировании от этого различия, составляющего структурный принцип действия бытия-друг-с-другом. Идет речь, таким макаром, о преодолении субъективизма в феноменологическом описании опыта «совместности». Такая установка является идиентично нужной и Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии для экспликации нового экзистенциального понятия рождения, и для анализа генеративного дела. Гласить о последнем в определениях действия мы можем только до того времени, пока актуализируем соответственное генеративное различие.

Результаты исследования и их Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии научная новизна.

^ Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что в ней в первый раз осуществлен анализ разных видов тематизации рождения и дела меж поколениями в экзистенциально-феноменологической философии: рассмотрена эволюция понятия рождения Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии; выявлена ее сущностная связь с разработкой проблематики со-бытия и интерсубъективности; проанализирована фундированность понятия рождения в генеративном опыте (опыте связи поколений); обусловлено ведущее значение понятия рождения для философии межличностного общества.

^ На Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии защиту выносятся последующие определенные результаты:

1) Проведен анализ конститутивных функций рождения и погибели в бытии Dasein у Хайдеггера. В этой связи прояснена диалектическая связь этих функций, закрепленная в хайдеггеровском тезисе о сущностной связи Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии экзистенциальности и фактичности в бытии Dasein9.

2) Хайдеггеровский тезис о связи экзистенциальности и фактичности в бытии Dasein интерпретирован в новейшей концептуальной перспективе, а конкретно – в нюансе вопроса о конститутивных критериях «подлинного» бытия-друг Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии-с-другом. В итоге этой интерпретации:

2.1. прояснено конститутивное значение «забегания в смерть» для «подлинного» бытия-друг-с-другом: интерпретация парадокса «забегания в смерть» как принципа различия, позволяет акцентировать его нехороший нрав как Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии принципа индивидуации в фактичном со-бытии;

2.2. в качестве положительного принципа индивидуации, либо принципа фактического конституирования самости обусловлен (с опорой на философские концепции Бахтина и Левинаса) принцип ответа, являющийся сразу конститутивным принципом самой «совместности Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии» в бытии-друг-с-другом;

2.3. анализ диалектической связи 2-ух обозначенных принципов индивидуации (положительного и негативного) позволил прийти к выводу о том, что погибель не может быть ведущим понятием, когда идет речь Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии об животрепещущем конституировании межличностного общества.

3) На основании анализа темы рождения в учениях Хайдеггера, Киркегора и Бахтина эксплицировано новое экзистенциальное понятие рождения. В этой связи:

3.1. в первый раз в русской литературе проведен периодический анализ Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии экзистенциальной майевтики Киркегора – теории и практики «косвенного сообщения»;

3.2. предложена новенькая интерпретация ранешней философской концепции М. Бахтина – философии действия как философии межличностного общества; выявлено ее принципное отличие от философских концепций Хайдеггера Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии и Левинаса;

3.3. показана концептуальная параллель меж учениями Киркегора и Бахтина;

4) Проведен анализ экзистенциально-феноменологических учений, в каких феномены рождения и дела меж поколениями рассматриваются в сущностной (периодической) связи: философии истории позднего Гуссерля, анализа Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии парадокса «подлинной историчности» в базовой онтологии Хайдеггера и трактовки дела отца к отпрыску в этико-метафизическом учении Левинаса.

В этой связи:

4.1. выявлены концептуальные границы тематизации вопроса об отношении меж поколениями у обозначенных создателей Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии;

4.2. осуществлен начальный феноменологический анализ живой межличностной связи взрослого и малыша:

4.2.1. выявлено трансцендентальное значение фигуры малыша для социально-исторического генезиса актуального мира;

4.2.2. показано парадигматическое значение синхронического генеративного опыта для исторического воплощения Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии (обновления) общества;

4.2.3. ведущее значение понятия рождения для философии межличностного общества фундировано в трансцендентальном статусе фигуры малыша.

Результаты исследования позволяют сконструировать последующие главные положения, выносимые на защиту:

1. «Программная» мысль о том, что рождение должно стать Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии ведущим понятием философии общества, в первый раз была ясно сформулирована Х. Арендт в заочной полемике с Хайдеггером. Нужно, но, признать, что конкретно экзистенциальная аналитика германского мыслителя подготавливала и, в известном смысле Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии, мотивировала своеобразную философскую реабилитацию рождения, ибо развитие и концептуальное обоснование обозначенного программного направления представляется вероятным на почве введенного в учении Хайдеггера понятия фактичности, фундированного в факте рождения и укореняющего человеческое бытие («самость Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии») в определенных социально-исторических связях мира вокруг нас. Вкупе с тем, уже начиная с Киркегора, в экзистенциально-феноменологической философии можно зафиксировать разные методы концептуализации рождения, объединенные одной принципной интенцией – связать «физическое Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии» и мета-физическое осознание рождения, найдя принципную вторичность самого этого разделения. Философское осмысление рождения выступает при всем этом одной из основных тем в анализе парадокса сосуществования, проблематики интерсубъективности.

2. Особенным вкладом Хайдеггера в принципно Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии новое («постклассическое») осмысление рождения является преодоление традиционного (платоновского, кантовского) дуалистического различения меж физическим («первым») и духовным («вторым») рождениями. Обозначенное преодоление осуществляется в базовой онтологии на почве тезиса о сущностной связи экзистенциальности Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии и фактичности в бытии Dasein. При всем этом внутренние пределы концептуализации рождения обусловливаются методологическим ценностью вопроса о погибели в учении германского философа. Пересмотр ведущего значения понятия погибели в экзистенциальной аналитике Dasein как Mit-sein Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии (со-бытия) и, в этой связи, возобновление вопроса об экзистенциальной трактовке рождения оказываются вероятны в итоге развития хайдеггеровского тезиса о связи экзистенциальности и фактичности в бытии Dasein в новейшей направленной Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии на определенную тематику перспективе, а конкретно – в нюансе вопроса о конститутивных критериях подлинного бытия-друг-с-другом.

3. Теория и практика «косвенного сообщения» Киркегора является принципиальным шагом в прояснении интерсубъективного измерения рождения как Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии фактического положительного определения самости. Вопрос о рождении самости (рождении как телосе экзистенциального сообщения) воспринимает при всем этом у датского мыслителя значительно новый оборот: идет речь не о «моем» рождении, а о рождении Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии другого, поточнее говоря – о том, каким образом один человек («субъективный мыслитель»), находясь в бытийной связи с другим, может содействовать рождению его самости, т. е. о майевтике. Намеченная у Киркегора проблематика интерсубъективного нрава самоопределения индивида содержит Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии внутри себя решающие аргументы в пользу коммуникативной парадигмы, ставшей основным умственным достижением нашей эры.

4. Находясь в сущностной параллели с учением Киркегора, философия действия Бахтина как философия межличностного общества содержит нужные Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии концептуальные основания для формирования нового экзистенциального понятия рождения, которое преодолевает не только лишь традиционное дуалистическое различение физического и духовного рождений, да и ограниченность в тематизации рождения, характерную хайдеггеровской экзистенциальной аналитике. Параллель меж Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии учениями Киркегора и Бахтина заключается в идее «отвечающей субъективности», либо «ответного» метода бытия, связывающего первичный факт рождения человека и его роль в историческом обновлении межличностного общества. В итоге анализа темы рождения в Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии учениях Хайдеггера, Киркегора и Бахтина находится, что рождение человека обретает мета-физическое значение в свете того исторического воплощения, которое претерпевает его самость в ответе Другому, – воплощения, никогда не принимающего окончательный нрав, так Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии как самость всегда оказывается перед задачей нового определения в новеньком сингулярном событии. Новое экзистенциальное понятие рождения может быть определено соответственно как исторически-значимое воплощение, которое имеет начало и продолжение в событийном Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии свершении определенного бытия-друг-с-другом и как таковое имеет форму ответа.

5. Бахтинская концепция действия позволяет периодическим образом связать две полосы в тематизации рождения, а конкретно: экзистенциальный вопрос о «моем» рождении (являющийся центральной темой исследования Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии) и вопрос о порождении чего-то нового в бытии-друг-с-другом («деторождении» – будь то в естественном либо же символическом смысле слова). Событие как сквозное обновление фактического бытия-друг-с-другом затрагивает Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии как отдельную самость, так и разные вещественные слои культурно-исторической жизни межличностного общества. Таким макаром, личное рождение (как исторически-значимое воплощение) является частью обозначенного обновления и находится в сущностной связи с Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии продуктивностью (плодотворностью) всякого поступка, обнаруживающего, что рождение нового – порождение – является подлинным предназначением ответа.

6. Феномены рождения и дела меж поколениями рассматриваются в сущностной связи при анализе исторического нрава людского бытия в учениях Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии Хайдеггера и Гуссерля. В первом случае идет речь о трактовке подлинной историчности бытия Dasein; во 2-м – о трансцендентальном обосновании социально-исторического генезиса «своего» актуального мира (Heimwelt). Центральным понятием философии позднего Гуссерля становится понятие генеративности Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии, устанавливающее сквозное соотношение меж физически-органическим порождением (связью поколений) в людском мире и историческим процессом воспроизводства и обновления культурно-значимых смыслов в жизни определенного общества. Вопрос о конститутивном значении рождения Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии рассматривается, соответственно, на 2-ух разных уровнях: применительно к иcторическому осуществлению (1) отдельного Dasein (экзистирующего индивида) у Хайдеггера и (2) определенного людского общества у Гуссерля. Ограничение диахроническим нюансом в анализе генеративного дела связано при Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии всем этом у каждого из философов с дополнительной, методологически обусловленной редукцией генеративного опыта: у Хайдеггера – с ограничением исторического горизонта со-бытия одним-единственным ракурсом: отношением животрепещущего Dasein к тому, которое уже ушло из мира Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии («вот-бывшему»); у Гуссерля – с абстрагированием от актуального горизонта малыша.

7. Предложенное Левинасом описание интерсубъективной связи взрослого (отца) и малыша вводило синхронический нюанс в полный анализ феноменов рождения и генеративного дела, но при Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии всем этом характеризовалось редукцией генеративного опыта к позиции 1-го («взрослого») субъекта и, соответственно, к одному нюансу исторической связи поколений ( – трансценденции в будущее). У всех 3-х создателей (Гуссерля, Хайдеггера, Левинаса) вне рассмотрения остается конкретное Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии воплощение межличностной связи взрослого и малыша как животрепещущего «генеративного» общества.

8. Результаты анализа обозначенных выше концепций позволяют сконструировать новейшую исследовательскую задачку, связанную с описанием интерсубъективной связи взрослого и малыша в синхроническом нюансе животрепещущего Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии свершения их бытия-друг-с-другом. Эта задачка может быть конкретизирована как прояснение и развитие гуссерлевского тезиса о том, что конституция мира является делом интерсубъективности взрослеющего и взрослого. Идет речь о Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии том, чтоб прояснить значение генеративной диахронии (фактичной принадлежности различным поколениям) в животрепещущем осуществлении бытия-друг-с-другом. Феноменологический анализ живой межличностной связи взрослого и малыша («генеративного события») позволяет (1) найти, что синхронический Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии генеративный опыт является местом для особенного рода эре – подвешивания (взятия в скобки) значений, определяющих идентичность мира и свою идентичность взрослого субъекта, и (2) выявить трансцендентальное значение фигуры малыша для социально-исторического генезиса Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии актуального мира. На этом основании делается вывод о парадигматическом значении синхронического генеративного опыта для исторического воплощения (обновления) общества.

^ Научно-практическая значимость работы обоснована актуальностью ее проблематики и новизной приобретенных результатов. Исследование способствует прояснению генеративных оснований Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии социально-исторической жизни; решает делему определенного истолкования парадокса интерсубъективности, рассматриваемого в его антропологической и исторической фактичности. Не считая того, экспликация метафизического значения факта рождения и генеративного опыта открывает возможность нового обоснования Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии этики и нового ответа на «классический» вопрос об опыте бесконечности, доступном человеку как конечному существу.

Материалы диссертационного исследования могут быть применены при чтении курсов по феноменологии интерсубъективности, этике, философской антропологии, социальной Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии философии.

^ Апробация исследования. Главные результаты работы докладывались с 2000 по 2006 гг. на интернациональных конференциях и семинарах в Москве, Санкт-Петербурге, Минске, Киеве, Праге, Варшаве, Фрайбурге, Вуппертале, Любляне, Клуже. А именно, проблемной реконструкции Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии понятия рождения в экзистенциально-феноменологической философии был посвящен доклад на Третьей Центрально- и Восточноевропейской конференции по феноменологии (Варшава 2004). Вопрос об отношении меж поколениями рассматривался в докладах, представленных в 2005 г. на феноменологических конференциях Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии в Вуппертале (тема доклада «К вопросу о событийности генеративного опыта») и Фрайбурге (тема доклада «Бытие-друг-с-другом и генеративный опыт: философско-антропологические импликации базовой онтологии Хайдеггера и космологии Финка»). Развернутое изложение тезиса о Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии ведущем значении понятия рождения для философии межличностного общества было предложено в рамках доклада «Memento nasci: К актуальности учения Диотимы для современной философии бытия-друг-с-другом» на Четвертной Центрально- и Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии Восточноевропейской конференции по феноменологии в Любляне (2006). Детальному анализу хайдеггеровской трактовки «со-бытия» были посвящены выступления на конференциях во Фрайбурге (2000), Клуже (2002) и Минске (2003). Вошедший в диссертационную работу сравнительный анализ учений Бахтина, Хайдеггера и Левинаса был Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии представлен в докладе на Бохумском философском коллоквиуме (2006). Философское учение Бахтина, являющееся одним из главных концептуальных оснований исследования, было раздельно рассмотрено в докладе на интернациональной конференции в Праге (2002) и в рамках Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии гостевой лекции «Событие и различие: введение в философию Бахтина» в Венском Институте наук о человеке (2004). Вопросу о майевтическом предназначении «косвенного сообщения» в творчестве Киркегора были посвящены доклады, выставленные на Третьей интернациональной конференции Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии по Киркегору, проводимой американской Киркегоровской библиотекой Э. и Г. Хонгов (Норфилд, 2001) и на интернациональной столичной конференции «Дискурс персональности. Язык философии в контексте культур» (2005).

Детальная проработка неких тем диссертации проводилась в рамках заседаний Центра Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии исследовательских работ по философской антропологии Евро гуманитарного института (Минск).

Материалы диссертационного исследования легли в базу ряда курсов и спецкурсов, читавшихся в Европейском гуманитарном институте (Минск, Вильнюс): «Приватное и общественное: анализ коэкзистенции в феноменологической антропологии Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии» (2003/04 уч.г.), «Философия действия Бахтина» (2002-2005), «Сообщество и генеративность» (2005/06), «Современные концепции интерперсональности» (2004-2006), «Коммуникативные практики в философии» (2006/07 уч.г.).

^ Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, 3-х глав (в каждой главе по четыре Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии параграфа), заключения и библиографического перечня, включающего в себя 187 наименований. Общий объем диссертации составляет 346 страничек.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ


Введение начинается с общего описания проблемного поля исследования, формулировки главных целей и задач диссертационной работы Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии, определения ее методологии. Останавливаясь на актуальности проводимого исследования, мы показываем, что такая обоснована не только лишь малой изученностью заявленной темы в историко-философской литературе, да и определенными устремлениями и поисками современной философии (сначала, в социально Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии-этической сфере), пытающейся отыскать и прояснить новые, «постметафизические», принципы для осмысления насущных заморочек современного мира. Во внедрении дается лаконичный обзор современного состояния дел в исследовании интересующих нас вопросов, конкретизируется направление данной работы Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии и формулируются ее главные результаты.

^ 1-ая глава диссертации («Смерть и близкий») посвящена анализу и критичному переосмыслению вопроса о соотношении экзистенциальности и фактичности в базовой онтологии Хайдеггера. Направляющей линией в обозначенном переосмыслении Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии выступает принятие во внимание погибели как непознаваемого факта, «фактичность» которого не может быть моментом «моего» экзистирования, а самым сущностным образом соотнесена с бытием другого. В первом параграфе («Антиномичность хайдеггеровского толкования бытия к смерти Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии») мы анализируем вопрос, обычно игнорируемый в интерпретациях хайдеггеровской базовой онтологии. Имеется в виду вопрос о радости, которая, вместе с страхом, рассматривается у Хайдеггера как настроение, характеризующее «забегание в смерть» 10. Выясняя Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии вопрос об основаниях этой «радости» у Хайдеггера, мы показываем, что ее нужной предпосылкой является исключение («действительного») факта погибели как такого, что позволяет гласить об антиномичности хайдеггеровской базовой онтологии, ибо в качестве метафизики конечности она Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии все-же имеет своим онтическим условием факт погибели. Заканчивается параграф выводом о том, что разрешить обозначенную антиномию, не прибегая к методическому «выключению» факта погибели, значило бы показать, что в самом бытии Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии-друг-с-другом может быть трансцендирование погибели как универсального принципа конечности и закрытости.

Обозначенная возможность намечается во 2-м параграфе («Противостояние погибели и близкого»), где рассматривается вопрос об отношении «подлинного» бытия к погибели и Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии бытия-друг-с-другом. В качестве «экземплярной почвы» проводимого тут анализа выступает предсмертная ситуация. Сознательно дистанцируясь по отношению к понятию «ближнего» в христианской этике, мы пытаемся найти первичный экзистенциальный Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии смысл «близости» средством прояснения определенной связи меж (не знающим радости) «забеганием в смерть» и бытием-друг-с-другом.

В собственном анализе мы отталкиваемся от хайдеггеровской трактовки понятия «близкий» в «Бытии и времени» (§ 51), где Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии также рассматривается случай предсмертной ситуации. Мы выявляем методическую обусловленность («пред-взятость») негативного толкования бытия-с-близкими, которые в качестве «утешающих» выступают у Хайдеггера собственного рода агентами das Man, препятствуя умирающему обрести правильное отношение Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии к погибели. Мы пересматриваем этот вопрос в другой концептуальной перспективе, а конкретно – в нюансе вопроса о конститутивных принципах «подлинного» бытия-друг-с-другом (а не «моего» личного экзистирования). Начав с обычного факта Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии, что погибель приводит «близких» к постели умирающего, мы артикулируем ту основную интуицию, что погибель близкого другого обнаруживает и удостоверяет исключительность нашей с ним связи. Мы показываем, что у погибели и близкого есть общая Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии экзистенциальная черта – незаместимость. Так же, как погибель “всегда моя”, и никто не может умереть заместо меня, равно как и я не могу умереть заместо другого, точно так же незаместим близкий, близкие незаместимы Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии друг для друга в их фактичном со-бытии. В силу обозначенной общности погибель и близкий (бытие к погибели и бытие-с-близким) выступают в определенном опыте как противостоящие силы. Это Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии «противостояние» фиксируется нами как новенькая «теоретическая» позиция, с которой следует рассматривать фактичное со-бытие. Схожая смена ракурса согласуется с теми интерпретациями экзистенциальной аналитики Хайдеггера, которые стремятся выявить ее значение для вопроса о бытии Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии общества, трактуя, соответственно, парадокс «забегания в смерть» не исходя из убеждений способности «моего» подлинного бытия, а исходя из убеждений способности подлинного бытия друг-с-другом. Задачей третьего параграфа («Смерть как принцип различия») становится Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии, таким макаром, прояснение конститутивного значения «забегания в смерть» для подлинного бытия-друг-с-другом.

Согласно обозначенной смене перспективы, мы исходим сейчас (в отличие от Хайдеггера) не из противоборства «забегания Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии» и растворения в das Man, а из сосуществования сингулярных индивидуумов, конечность которых обусловливает саму возможность «истинно человеческого» (Броган) бытия-вместе. Благодаря этой методологической новации раскрывается возможность такового толкования понятия Vereinzelung, которое подразумевает не одиночество в Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии отрыве от других, а сингулярность (единичность) в бытии с другими, такими же единичными, сингулярными индивидуумами, как и я. При всем этом оборот «такими же» имплицирует не унификацию (и соответственно: тотализацию), а, напротив Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии, плюрализацию в бытии-друг-с-другом. Так как погибель «всегда моя» и подлинное отношение к ней является принципом самой конструктивной индивидуации, «забегание в смерть» имеет силу принципа экзистенциальной несводимости друг Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии к другу в фактичном со-бытии, либо принципа различия. Последний подразумевает аутентичное отношение к другому как другому и выступает, таким макаром, основанием плюралистического общества. В противоположность всераспространенному тезису о руководстве другого и абсолютном упущении Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии смысла самой «совместности» в экзистенциальной аналитике Хайдеггера, предложенная интерпретация указывает, что в акте «забегающей решимости» раскрывается как раз первичный – нехороший – смысл всякого подлинного со-бытия, а конкретно: осознание фундаментального раз Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии-личия меж «моим» бытием и бытием другого и тем осознание трансцендентности бытия другого, его не присваиваемой друговости.

Вкупе с тем мы подчеркиваем, что аналитика Dasein не отвечает на вопрос о том, как Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии непосредственно связаны «уединение» (сингуляризация) и образование общества (Vergemeinschaftung)»?11. Мы опять возвращаемся, таким макаром, к вопросу о соотношении экзистенциальности и фактичности в бытии Dasein (как Mit-sein), который в рамках избранной нами полосы интерпретации Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии оборачивается последующей неувязкой: благодаря «забеганию в смерть» «я» и другой различены в собственном сосуществовании как отдельные, не сводимые друг к другу самости, но их совместность, их животрепещущее общество никак позитивно не определены Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии.

^ 4-ый параграф («Сближение как смысл общества. Принцип ответа») является решающим в обосновании того тезиса, что погибель не может быть ведущим понятием, когда идет речь об животрепещущем конституировании межличностного общества. Мы Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии показываем, что воплощение межличностного общества оказывается вероятным благодаря тому, что негативное (и поэтому непроизводительное само по себе) различение отдельных индивидуумов – как экзистенциальное условие бытия (плюралистического) общества – фундируется в движении сингуляризации, трансцендирующем («подлинное») бытие Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии к погибели. Обоснование погибели (соотв. «забегания в смерть») как принципа конституирования общества подразумевает, что онтологический разрыв, установленный меж индивидуумами в их самостном бытии, должен быть понят как начальная «виртуальная» дистанция, актуализация которой Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии в бытии-друг-с-другом имеет нрав сближения конкретно в той мере, в какой устанавливает определенную межличностную связь в фактичном бытии-друг-с-другом.

Мы возвращаемся, таким макаром, к намеченному ранее понятию близкого, чтоб Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии придать выявленному выше противоборству (погибели и близкого) нрав структурного принципа, обусловливающего животрепещущее свершение межличностного общества. Идет речь о том, что положенное гибелью (соотв. «забеганием в смерть») раз-личие находит выполнение – и означает Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии: удостоверение – в определенном опыте формирования общества (Vergemeinschaftung), первичный смысл которого (опыта) был выражен нами в понятии сближения. Пересмотр ведущего значения понятия погибели в рамках экзистенциальной аналитики бытия-друг-с-другом связан Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии, таким макаром, не с отказом от выявленного Хайдеггером принципа конструктивной индивидуации в бытии Dasein, а с прояснением места этого принципа в животрепещущем конституировании подлинного «друг-с-другом». На этом пути Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии углубляется и наше понятие близкого: последний выступает не просто как другая самость, но как тот «единичный», в со-бытии с которым осуществляется превосхождение «безотносительной» погибели. Обозначенное превосхождение необходимо осознавать как положительное (в противоположность негативности Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии различающей работы погибели) учреждение общества силой сближения.

Фактичность сближения артикулируется при всем этом в ответном нраве такого. По другому говоря, сближение осуществляется через фактичность ответа. Выявленная нами антитетическая связь «уединения» (Vereinzelung) и Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии сближения («забегания в смерть» и «ответа-близкому») подразумевает, что смысл «близости» актуализируется только через «ответность», которая сближает (конституирует «подлинное» общество) конкретно постольку, так как трансцендирует «безотносительную» погибель, т.е. превосходит характерные ей Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии конечность, закрытость и изолированность. Произнесенное позволяет гласить об актуализации измерения бес-конечности в бытии-друг-с-другом, а определение ответа в качестве положительного принципа сингуляризации становится главной концептуальной предпосылкой для Рождение и отношение между поколениями как предмет анализа в экзистенциально-феноменологической философии предстоящей экспликации ведущего значения понятия рождения для философии межличностного общества.



rostov-na-donu-feniks-2006-stranica-4.html
rostov-popribitiyu-kmestu-vizova-pozharnie-neuvideli-ognya-idima-pered-nimi-predstala-sovsem-drugaya-kartina-internet-resurs-webrostovru-12112012.html
rostovceva-tv-osobennosti-testirovaniya-studentov-v-processe-m-p-gorchakova-sibirskaya-otv-red-spbgeu-d-r.html